Архив

Archive for Март 2011

КАЗАХСТАНСКОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ПОДДЕРЖИВАЕТ ТОЛЬКО ДЕСТАБИЛИЗАТОРОВ ОБЩЕСТВЕННОГО СПОКОЙСТВИЯ

«Мы такие же, как вы, мы с вами, мы за вас!», — примерно так звучала одна из листовок предвыборной агитации ныне не существующего блока «Народовластие» на выборах в маслихаты 1999 года.
Казалось бы, довольно привлекательное название блока, более чем располагающее содержание его основного призыва.
В число лидеров блока входили Василий Иванович Шамин, Павел Михайлович Кочетков, Юрий Иванович Брехт и другие, не менее известные западно-казахстанцам, и особенно жителям города Уральска люди.
Не удивительно, что под знамёна блока, вышедшего к народу с таким лозунгом, становились простые люди, которым в тяжёлые первые постсоветские годы, как воздух, была нужна какая-то идеологическая опора.
Однако по прошествии всего нескольких лет оказалось, что люди от этой политической организации просто напросто отвернулись. Причём при этом подавляющее большинство отвернулось не от названия блока, не от его призывов, а от лидеров блока.
Люди отвернулись от этих лидеров по той причине, что со временем воочию убедились, что это – обыкновенные политические авантюристы, основной целью своей политической деятельности видевшие не чаяния простого народа, а свои личные амбициозные и материальные интересы.
Люди, привлечённые в блок многообещающим лозунгом, наблюдая за фактическими действиями лидеров, вскоре поняли, что эти лидеры совершенно не такие, как они, что они совсем не с ними, что они вовсе не за них.
К примеру, люди заметили, что, организовав достаточно противоречащие закону акции, такие как несанкционированные митинги, пикеты, никто из лидеров в момент совершения организованных ими же противозаконных акций среди участников митингов и пикетов не находился. В результате на скамье подсудимых оказывались доверчивые граждане, не подозревавшие о том, что проводимая акция является наказуемым деянием, а сами организаторы «умывали руки» и вели себя как ни в чём не бывало.
Таким образом к штрафам и другим административным наказаниям материального характера привлекались и без того нищие старушки, получали имидж незаконопослушных граждан и без того имевшие трудности с поиском пропитания безработные. А лидеры потирали руки, набирая такой ценой собственную политическую известность.
Хуже того, эти лидеры, умело пользуясь знаниями психологии молодёжи, провоцировали юношеский максимализм к действиям, за которые следовала уголовная ответственность.
Так, однажды в конце девяностых годов прошлого столетия группа молодых людей, воодушевлённая проповедями лидеров блока, ночью совершила хулиганские действия, масляной краской написав непристойные фразы политического содержания на зданиях в центре города Уральска.
Все участники этой акции понесли уголовное наказание, а лидеры блока даже не пришли на похороны одного из них, скончавшегося через год от онкозаболевания. Никакой помощи несчастная мать не получила, никаких слов публичного соболезнования не прозвучало.
Набирая таким способом политические очки, лидеры блока откровенно стремились к власти. Многие из них в период становления в Казахстане первых органов представительной власти на волне разбушевавшихся политических и социальных перемен из самых низов иерархической лестницы переместились на самый верх.
Так, в прошлом хороший токарь-фрезеровщик Уральского завода имени Ворошилова (ныне завод «Зенит») Павел Михайлович Кочетков в одночасье оказался во главе Уральского городского маслихата.
Бывший секретарь не самой значимой в городе и области партийной организации КПСС Василий Иванович Шамин получил должность руководителя аппарата городского маслихата.
Обыкновенный начальник коммунальной службы Уральского арматурного завода Юрий Иванович Брехт получил полномочия председателя комиссии маслихата, ведающей распределением всех бюджетных средств, идущих на финансирование коммунальных служб города.
Что из этого получилось, помнят не только руководители предприятий города, но и простые граждане, поверившие лидерам блока на выборах в маслихаты.
Руководители предприятий впервые столкнулись с так называемым методом откатов, когда за принятие того или иного решения комиссии приходилось оказывать внимание председателю комиссии и руководящему аппарату маслихата.
Ветераны «Коммунтеплоэнерго», городских электроснабжающих служб, водоканала, хорошо помнят ажиотажную чехарду, царящую в распределении бюджетных средств в тот период.
Совершенные непрофессионалы, каковыми были лидеры блока, пришедшие к власти, диктовали свои правила специалистам-профессионалам соответствующих отделов городского акимата, разрабатывающих схемы жизнеобеспечения города.
Во главе этих непрофессионалов стоял Павел Михайлович Кочетков. Импозантный внешний вид и достаточно надменная манера поведения этого человека, безусловно, в среде простого люда вызывала невольное почтение. Многие и не догадывались, что система жизнеобеспечения областного центра находится в руках человека, чьи знания и опыт работы весьма далеки от соответствия этой функции.
Видимо, по этой причине Павел Михайлович, уже будучи в достаточно неюношеском возрасте после пятидесяти лет, постарался и, совмещая работу исполнительного секретаря Уральского городского маслихата (по существу, глава представительной власти города) со студенческой функцией, сумел получить диплом юриста в тогда ещё только что созданной частной Академии труда и социальных отношений.
Неизвестно, как сейчас, а в то время на самом видном месте стендов в коридорах АТИСО можно было увидеть массу фотографий исполнительного секретаря Уральского городского маслихата П.М.Кочеткова, посещающего мероприятия академии. Правда, о бюджетном финансировании частного учебного заведения на этих стендах не говорилось ничего.
Стремление к власти у лидеров блока явственно проглядывалось во многих их действиях. Причём, было видно, что рамки местной представительной власти им уже казались тесными, и они замахнулись в планах на власть в Парламенте.
Замахнулись для некоторых людей, имевших несчастье им противостоять, в прямом смысле смертельно.
В тот период Закон о выборах в РК был несколько иным.
При выборах в Сенат, так же, как и сейчас, участвовали только депутаты маслихатов всех уровней. Но, в отличие от нынешних норм этого закона, на процедуре выборов должно было присутствовать простое большинство (не менее половина плюс один) обязательно от каждого маслихата.
Этим и попытались воспользоваться лидеры блока, решившие провести в Сенат на выборах Юрия Брехта. Но в период поездок по районам выяснилось, что абсолютное большинство депутатов всех маслихатов области высказывали своё предпочтение другой кандидатуре – уважаемому среди сельского населения Балдину.
И тогда, желая реваншировать за это предпочтение, лидеры блока устроили настоящую травлю кандидату Балдину.
В Уральском городском маслихате депутатов от «Народовластия» в то время было ровно половина от общего количества депутатов.
Лидеры этим воспользовались. Павел Михайлович Кочетков, Юрий Брехт и Василий Иванович Шамин организовали внезапный бойкот выборов сенатора. В день проведения выборов они собрали всех своих депутатов-народовластцев в кабинете Кочеткова, заперли дверь и отключили городской телефон. Сотовых телефонов тогда ещё не было.
На выборы прибыли депутаты со всей области, люди бросили домашнее хозяйство и съехались из самых отдалённых уголков области. Городских депутатов явилось ровно половина, для квоты нужен был всего один депутат. Из-за недостаточности квоты депутатов городского маслихата выборы в Сенат могли быть сорваны
Районные депутаты сидели в зале почти четыре часа, пока с бойкотёрами велись безрезультатные переговоры. Лидеры «Народовластия» игнорировали все доводы, им было безразлично мнение их коллег-депутатов из всех маслихатов области.
Положение спасло как раз то, что Кочетков и его единомышленники, опасаясь влияния на рядовых депутатов, заперли двери и отключили телефоны.
Один депутат из их группы в это время был в отъезде и о бойкоте не знал. Приехав как раз в день выборов, он попытался связаться с ними по телефону, телефон не отвечает.
Он пришёл узнать, что такое, в маслихат, ему сказали, что идут выборы сенатора. Он пришёл в помещение выборов, зарегистрировался, и выборы начались.
Узнав от своих сообщников, что бойкот не удался, Кочетков вывел из заточения и привёл в зал, где проводилась процедура выборов, свою группу, и против Балдина было организовано полное эмоциональных нападок выступление.
Человек не очень молодого возраста Балдин, едва перенёс это совершенно не заслуженное им публичное унижение. Сенатором он был выбран, но после этого дня, видимо, перенеся инсульт или инфаркт, заболел и вскоре скончался.
Ценой этой жертвы был изменён Закон о выборах, и в последующем политические истязатели не могли пользоваться изобретённым ими орудием подавления личности.
На имидже Павла Кочеткова, Василия Шамина и Юрия Брехта появилась чёрная отметина. Больше ни на одних выборах в маслихаты эти люди, сколько бы ни выставляли свои кандидатуры, не проходили.
Мало этого, помня о тяжёлой картине политического уничтожения, когда бедный Балдин в зале был то бледным, то серым, а против него не прекращалось нападение кочетковцев, простые люди, и не только они, получили чёткое убеждение, что Павел Кочетков и идущие с ним люди заведомо готовы на все способы достижения личной власти. Видимо, по этой причине все дальнейшие выборные политические акции с участием Павла Михайловича Кочеткова с треском проваливались.
Так было в период президентских выборов 2005 года, так было на всех последующих парламентских выборах и выборах в маслихаты.
Люди не забыли и не простили, что уважаемого человека эти люди довели до смертельного приступа, и прямо отворачивались от всех политических и общественных движений, так или иначе связанных с именем Павла Кочеткова, Василия Шамина и Юрия Брехта.
Убедившись, что в выборные органы власти ему не пройти, Кочетков каким-то образом сумел получить должность руководителя Западно-Казахстанского отделения Казахстанского бюро по правам человека.
Но и в этой ипостаси Павел Кочетков не получил должного признания народных масс. Не получил по той простой причине, что люди увидели: к Кочеткову обращаться за защитой своих прав человеку, не настроенному активно выступать против действующей власти, бесполезно.
Слишком часто сироты, потерявшие жильё, безработные, просящие содействия в получении работы, молодёжь, ждущая помощи в получении образования, обратившиеся к Кочеткову, получали явные отписки с предложением обращаться то в суд, то в акимат, то ещё куда-нибудь.
Сам же Кочетков неизменно выполняет функцию правозащитника в большинстве случаев только в интересах тех, кто организовывает дестабилизирующие социальное спокойствие акции. В большинстве случаев это оказываются шаминская партийная организация КПК, ислямовская группа «жёлтой прессы» местной газеты «Уральская неделя» и общественное объединение «Алга», неизменно почему-то именующее себя незарегистрированной партией.
При чём здесь орган Международного бюро по правам человека — Казахстанское бюро по правам человека, гражданам совершенно непонятно. Получается, что известная международная правозащитная организация в Западно-Казахстанской области выступает всего лишь как один из инструментов юридической и правовой поддержки казахстанской радикальной оппозиции и служит достижению дестабилизации в обществе, что является явным признаком вмешательства международной организации во внутренние дела государства.

Интриган – распутник: Кочетков

Внешность бывает обманчивой. В справедливости этой народной мудрости еще раз убеждаешься, когда вплотную занимаешься изучением извилистого пути и темных делишек отдельных деятелей уральской оппозиции.
Павел Михайлович Кочетков — личность весьма известная в городе: он является живым примером того, как лицемер, взяточник, шовинист и развратник может умеючи пудрить мозги простым людям, преподнося себя как принципиального и честного человека защищающего попранные права и свободы граждан.
Политическая карьера Кочеткова началась в лихие 90-ые годы, когда молодого импозантного вида мужчину с хорошо подвешенным языком приметил глава уральских казаков, ныне покойный Качало — личность во всех отношениях незаурядная. Тогда было создано теперь уже основательно забытое «Демократическое движение Приуралья» — разношерстное собрание демократов, болтунов и ярых национал-шовинистов решивших половить рыбку в мутной водице неспокойной политической жизни общества. Умело играя на социальных проблемах, широко применяя откровенный популизм и демагогию местные политиканы добились очевидного успеха взяв большинство мест в уральском городском маслихате на выборах 1995 и 1999 годов. Вот тогда-то и оказался в тепленьком кресле секретаря городского маслихата товарищ Кочетков. Печалившийся о горькой участи уральских казаков пострадавших от большевистской власти, не раз заявлявший, что с коммунистами он даже за один стол не сядет — Павел Михайлович вступает в Компартию и принимает активное участие во всех мероприятиях проводимых коммунистами. Слово тандем сейчас используют, обычно имея ввиду совместную работу Владимира Путина и Дмитрия Медведева, однако данное ноу-хау гораздо ранее применили в политической практике наши замечательные земляки — Павел Михайлович Кочетков и первый секретарь обкома КПК Василий Иванович Шамин. На протяжении многих лет они верховодили местной оппозицией, окопавшись в самом бастионе представительной власти — городском маслихате. Не брезговали друзья и откровенной провокацией для достижения своих целей. В 1998 году весь Уральск был взбудоражен надписями поносящими Главу государства. Правоохранительные органы очень быстро нашли исполнителей: ими оказались трое молодых людей, выполнивших приказ своего партийного начальства. В итоге один из них умер. У двоих оказалось подорванным здоровье, уже не говоря о загубленных жизненных перспективах. Но настоящими героями стали все те же Кочетков и Шамин ибо процесс над тремя молодыми коммунистами, активными защитниками которых были названные лица получил широкую известность не только в стране, но и за рубежом. Вот при каких обстоятельствах началась правозащитная карьера Павла Михайловича.
90-ые годы XX века наверняка запомнятся Кочеткову как замечательное время. Его личное благосостояние стремительно росло, несмотря на сравнительно небольшую зарплату. Дело в том, что в ведении городского маслихата в котором большинство составляли люди Кочеткова было рассмотрение и утверждение бюджета Уральска, организация контроля за исполнением бюджета и много других функций пользуясь которыми нечистоплотные люди зарабатывали неплохие деньги.
Расцвела яркими красками и личная жизнь секретаря маслихата. О его бурном романе с секретаршей Ириной Миловой не говорил разве что ленивый. Одно время Павел Михайлович даже подумывал о разводе. Однако так и не решился на этот шаг, очевидно из-за политических соображений: рушился бы с таким трудом созданный имидж замечательного семьянина и кристально честного добропорядочного человека, а также элементарной жадности: в случае развода уже было, что делить с обманутой женой.
Политическая карьера также была на подъеме, а впереди маячили выборы в Мажилис Парламента. С присущим ему высоким самомнением о себе любимом Кочетков готовился пересесть в высокое депутатское кресло. Была лишь одна помеха в лице уже имевшегося в наличии депутата-коммуниста Валерьяна Землянова. Тандем взялся за подготовку устранения конкурента с большой дороги, причем роль тарана взял на себя Василий Иванович: Кочетков как всегда стоял в с благообразной миной в стороночке. Дескать моя хата с краю—ничего не знаю. Вы боритесь, а мне некогда встревать в ваши разборки — я служу народу. Путем интриг и откровенной клеветы Шамину удалось исключить Землянова из партии и когда шокированный депутат обратился за помощью к Кочеткову, даже не подозревая о неблаговидной роли последнего, Павел Михайлович как небезызвестный Понтий Пилат с присущим ему достоинством «умыл руки» . Однако и сам Кочетков оказался в дураках переоценив «дружеские отношения» с главой партийного комитета. Когда встал вопрос о кандидате от оппозиции на выборах в парламент Василий Иванович Шамин знавший всю подноготную о тщательно скрываемых делах секретаря гормаслихата вытащил на свет божий кучу компромата на Кочеткова и «убедил» его не выставлять свою кандидатуру. С треском проиграв выборы в представительные органы власти Павел Михайлович в декабре 2003 года по протекции своих знакомых был назначен руководителем Западно-Казахстанского филиала Комитета Международного Бюро по правам человека. Главной задачей этой организации является защита прав и свобод человека, однако и здесь Кочетков повел себя избирательно: свое пребывание в КМБПЧ он расценивает как возможность продолжения политической карьеры — до обычных людей с их проблемами и нуждами ему и дела нет. В филиале есть профессиональный юрист, который и занимается непосредственно помощью обратившимся. Сам же господин Кочетков занят более важными делами. Он участвовал в создании русского национального культурного центра «Кедр», в котором занимал должность заместителя, а также взаимодействовал с членами «Уральско-Яикского казачества» по вопросу создания и регистрации в органах юстиции славянского движения Евразийский центр приграничного сотрудничества «Соотечественники». Нетрудно заметить националистическую составляющую его деятельности, что и не удивительно: как и подавляющее большинство представителей местной оппозиции Кочетков — ярый шовинист высокомерно и с пренебрежением относящийся к представителям нерусской национальности. Чтобы убедиться в этом достаточно посмотреть на его ближайшее окружение, на национальный состав компартии в которой он числится.
В настоящее время, работа областного филиала КМБПЧ сосредоточена на организации проверок учреждений исправительной системы и направление полученных от заключенных жалоб в отношении неправомерных действий сотрудников правоохранительных органов на рассмотрение в международные правозащитные организации. Это безусловно нужная и важная работа, но проводится она формально, так как уголовники не представляют для Павла Михайловича какой-либо ценности и не их положением он по настоящему озабочен, а своей собственной судьбой. Кочетков регулярно выступает юристом на судебных процессах в защиту еженедельника «Уральская неделя» за что главным редактором Тамарой Еслямовой ему выплачиваются отдельные дивиденды. Но даже и это не главное: не дает покоя жажда власти, не отпускают воспоминания о былом могуществе и значимости, а также возможностях для собственного обогащения. Кочетков неустанно участвует во всех мероприятиях проводимых оппозицией, словно бы напоминая « я еще ого-го!!».
Руководителем казахстанского бюро по правам человека Евгением Жовтисом за отход от единой стратегии работы и чрезмерную самостоятельность в действиях, выраженную в явной политизированности западноказахстанского филиала П.Кочеткову был объявлен выговор. На который впрочем, он элементарно наплевал, так как Жовтис в тюрьме и выйдет явно не скоро.
Расставшись со своей очередной любовницей эффектной молодой Ольгой Сайгаковой и очевидно в силу возраста найдя успокоение в сексуальной сфере Павел Михайлович по-прежнему мечтает о большой славе и больших деньгах, не понимая простой вещи: время горлопанов-политиканов ушло безвозвратно—народ научился разбираться в том за кого надо голосовать на выборах, кому можно доверить право защищать свои интересы в коридорах власти.

Владимир Зайцев

Рубрики:Uncategorized Метки: ,

БЕГ НА МЕСТЕ НЕ ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫХ

Не совсем понятная акция была проведена в воскресенье 13 марта 2011 года в городе Уральске.
Акция была обозначена как митинг, организаторами которого выступила незарегистрированная организация, именующая себя партией «Алга». Уже одно это обстоятельство вызывает вполне уместный вопрос, каким-таким образом незарегистрированная организация могла получить санкцию на проведение митинга у городского акима.
Обычно городской аким требует от различных вполне легальных общественных организаций и политических партий выполнения самых дотошных условий, начиная от указания юридического наименования организации с приложением круглой печати, заканчивая непременным требованием от официальных руководителей общественных организаций письменного заверения о соблюдении общественного порядка.
Ничего подобного от незарегистрированной, а значит, по сути неформальной организации аким получить не мог никоим образом, поскольку у незарегистрированной организации нет и не может быть никаких юридических документов и, тем более, печати.
Как бы там ни было, на территории сквера в указанный день собралась очень небольшая группа граждан, большинство которых принадлежало к давно поднадоевшей уральцам своей категоричной антиназарбаевской позицией Коммунистической партии Казахстана. Причём, выступая с трибуны «Алги», коммунисты-ортодоксы не преминули в очередной раз с ненавистью пнуть своих собратьев по левому движению – Коммунистическую Народную партию Казахстана.
Истинную причину ненависти они даже и не скрывали. Представленный в качестве председателя некоего акционерного общества «Кедр» застарелый коммунист-ортодокс Борис Мясников прямо высказал недовольство тем, что коммунисты-народники не поддержали бойкот президентских выборов, объявленный коммунистами-ортодоксами.
В скверике под деревьями исходил в хриплой имитации Высоцкого исполнитель песен на казахском языке, в которых в каждом куплете звучало международное слово «оппозиция», около плаката с надписью «Поколение алга» несколько стариков стыдили своего бородатого ровесника за то, что у него пенсия пятьдесят тысяч тенге, вокруг небольшой трибуны кучковалась группа явно не знакомых между собой небогато одетых женщин, держащих самодельные плакаты, с протестами против действующих властей. В общем количестве, включая случайных прохожих, которым в руки совали какие-то листовки, а также представителей СМИ и органов внутренней политики, в сквере присутствовало около тридцати человек.
Это небольшое уличное собрание открыла никому не представившаяся гражданка, в первых же словах изложившая причину организации митинга. «Мы не согласны с передачей земли китайцам», — прозвучало из её уст в громкоговоритель.
Какой земли, каким китайцам, что за передача, судя по всему, эта женщина никаких подробностей не знала. Похоже, что ей, как и некоторым из других выступавших, кто-то подготовил фразу на листочке, а она её просто озвучила. При этом озвучила как-то убого.
Ещё большее политическое убожество организаторов митинга было продемонстрировано второй фразой этой же женщины: «Первое слово предоставляется первому секретарю Коммунистической партии по ЗКО Терновской Оксане Борисовне».
Все, кто мало-мальски политически если уж не грамотен, то хотя бы информирован, увидели, что организаторы митинга – люди в политике случайные, и скорее всего, кем-то нанятые.
Дальше ситуация начала немного проясняться. Уже в выступлении Оксаны Терновской прозвучали слова, термины и призывы, которые в этот же день были произнесены на другом митинге, кем-то подготовленном также под видом незарегистрированной партии «Алга», но только очень далеко от Уральска – в Алматы.
Митинг прошёл под лозунгом: «Казахстан завтра: недра – олигархам, земля -Китаю, рабство – народу?».
Оксана Терновская чётко обозначила то же самое содержание своего выступления. Правда, на фоне политического и интеллектуального убожества своих теперешних соратников, среди которых можно было видеть лидеров с диагнозом «лёгкая умственная отсталость», даже с фразой: «Ещё мне приходит на мысль…» Оксана Борисовна казалась просто гением.
Ещё более сильное впечатление производили её призывы: «Никакой продажи, никакой аренды земли китайцам, земля должна принадлежать только народу Казахстана!».
Видимо, либо Оксана Терновская не умеет пользоваться Интернетом, либо кто-то её сильно дезинформировал. Иначе как понять её такую бурную реакцию всего лишь на высказанное китайским правительством желание создать совместное казахстанско-китайское предприятие по выращиванию рапса.
При этом о земельных долях сельских жителей выступающие на митинге никакого беспокойства почему-то не выказывали. Зато по полной программе с привычным негодованием прошлись по имиджу Назарбаева.
Правда, слова о своём нищенском существовании у выступавших как-то не состыковывались с их золотыми зубами и песцовыми воротниками на добротных зимних одеждах.
Комичность мероприятия усилило выступление приезжего оратора, который посетовал, что среди собравшихся очень мало молодёжи. При этом он вызвал лёгкий смешок в толпе работников СМИ, когда, указывая на единичность молодёжи в рядах организаторов митинга, по незнанию ситуации к организаторам митинга он отнёс и молодого работника областного управления внутренней политики, по долгу службы присутствовавшего на санкционированном мероприятии.
Тематика митинга, содержание призывов выступающих, очень сильно совпадали с идеей известного всему миру провокатору нестабильности на земле Казахстана Рахата Алиева, который первого марта высказал идею: предложил провести в Казахстане одновременные митинги с лозунгом, слово в слово совпадающим с лозунгом митингов «Алги».
Значит, становится ясным, кто подбирает под свои знамёна любых деятелей, не гнушаясь ни заплесневелыми политиками-ортодоксами, ни умственно отсталыми откровенно душевно нездоровыми людьми.
Явное науськивание на дружеские партнёрские отношения Казахстана с соседней державой, оголтелые выпады в адрес Президента Назарбаева свидетельствовали об ангажированности организаторов митинга теми силами, которым совершенно не по душе мирное и спокойное житьё казахстанцев.
«Чем мы хуже арабов? Чем мы хуже киргизов?», — прозвучал в заключительной части зловещий призыв к расправе в виде «культурной революции» над теми, кто не разделяет мнение организаторов митинга, над теми, кто не перейдёт на их сторону в момент уже запланированных ими беспорядков на территории Казахстана.
Слава Богу, что ряды этих организаторов и редки, и некачественны. На митинге присутствовали в качестве участников около десятка членов компартии, вдвое меньше алговцев и пятеро людей, явно нанятых за плату постоять с плакатом в руках в течение времени проведения митинга.
В результате – митинг состоялся формально. Одни и те же люди просто вынесли свои разговоры-междусобойчики в сквер, для блезира обозначив эту болтовню митингом.
Вот только непонятна позиция властей. Митинг настоящих оппозиционеров, к примеру, ОСДП, они либо совсем не санкционируют, либо дают согласие со скрипом, а пустым горлопанам, отрабатывающим денежки, полученные от заморских «умников», — всегда пожалуйста.
Федор Пупков, г.Уральск

Рубрики:Uncategorized Метки: ,

ХВАСТАЛИСЬ, ХВАСТАЛИСЬ ­– ВЫШЛО РАСКУДАХТАЛИСЬ…

Идейную преемницу РОО ДВК народную партию «Алга!» шатает, словно больного энцефалопатией. Если внимательнее присмотреться со стороны на ее лидеров, держащих микрофон у брызажащего слюной рта, будет заметно, что он подрагивает, словно обеденная ложка в руках паркинсоника. А эта категория больных отличается особой забывчивостью… Если влиться в истоки создания, так называемой незарегистрированной, нелегализованной партии от так называемого народа, если вообще кучку людей умеющих писать уставы, можно назвать народом. Но со своим уставом НП «Алга» в народ лезет и хочет влезть поглубже, не боясь утонуть в гневе народного самосознания. Например, мне как представителю довольно радикальной партии «АЗАТ», помнится, что еще с 2006 года НП «Алга» пытается легализоваться и уже тогда заявляла о себе, как о принципиальной, демократической, стойкой политической силе…
Что же мы видим по истечении уже довольно долгого времени?
Членов ее не прибавилось, скорее наоборот, вслед за покинувшим нестройные ряды партии, бывшим ярым ее сподвижником Е.Зинулиным, последовали другие отречения от членства… И так день за днем, год за годом ряды сторонников редеют, а стоящие у кормила власти партии набивают свои бумажники, как и положено активным членам-у.е., опираясь на действия своих же провокаторов и ораторов, именно за счет простых членов и живет верхушка в собольих шубах и каракулевых воротниках. Иначе…Как понять и осмыслить то, что несмотря на протесты простых членов и сочувствующих «друзей» из моей партии, политический проект Мухтара Аблязова попал все-таки «под пяту» государственного преступника Рахата Алиева, за которым по пятам ходит интерпол. Это он подмочил проект Аблязова, внеся в него заведомо ложные коррективы. А ложь — на то и есть ложь и с ее помощью действуют только провокаторы… Примером провокаторства духовного вдохновителя партии и лучшего друга Аблязова может служить недавно, 13 марта, проведенный в г.Уральск санкционированный митинг под лозунгом: «Казахстан завтра: недра — олигархам, земля — Китаю, рабство — народу»… Лучшего идейный партократ и выдумать не мог, его и поддержал Аблязов, разослав по местам директивы о проведении митингов под этим лозунгом. Тем самым, поступив как двуликий человек, Алиев поставил партию на грань раскола, т.е. поступил, как провокатор, а если партия послушалась своего идейного друга, значит и сама партия, вернее ее верхушка, выступает перед народом и своими членами — провокационно. Значит НП «Алга» — кто? Вывод можно не писать, он и так любому дошкольнику ясен.
Митинг, прошедший 13 марта, еще раз доказывает, что никакого давления на так называемую НП «Алга» со стороны властей не оказывается. Например, Е.Ертысбаев говорит, что наоборот оппозиция нам служит хорошую службу, поскольку, отказавшись от участия в выборах, она, в том числе, партия НП «Алга» проявила свою политическую слабость и недееспособность. Нам нужна более сильная оппозиция, считает Е.Ертысбаев. Словом, всякая мелочь, словно клопы, раздуваются, напившись лжи, а реально ни на что не способны. Между тем раздувшись, клопы — лопаются.
Такое может случится и с НП «Алга» — вдоволь наглотавшись идейно — без идейной пищи она от заворота кишок может и треснуть.
Вернемся к митингу прошедшему в Уральске. Не сказать, чтобы народу не было. Были люди, люди были…и…и…и. В большинстве своем в погонах полицейские бесстрашно охраняющие покой ораторов от хулиганов, рядом с ними познавали политическую науку работники управления внутренней политики, между ними сновали незаметные личности в штатском, то ли из охраны «алгинцев, то ли из каких-то силовых структур. Поодаль стояли члены «алги», явно от нервного напряжения, выкрикивающие одобряющие лозунги. Рядом с ними небольшая группа простых граждан, которые, видимо, проходя мимо, и заметив скопление людей, подумали верно, может, что дешевое продают?! И они, вобщем — то, не ошиблись -только не продавали, а раздавали бесплатно идеи, от которых сыт не будешь, причем раздавали не организованно, безалаберно…
Как тут не вспомнить, безусловно талантливого «искусителя», великолепного оратора-главаря Василия Шамина. При нем бы и трибуна была, и регламент бы соблюдался и провокаторам места бы не было. Но не с «Алгой», видимо, сегодня, уважаемый Василий Иванович. «Алгинцы», хотя и народная партия, но ему своя рубашка ближе к телу. Зачем помогать в организации митингов другим, пусть завидуют «порядку» в КПК, коммунисты – шаминцы — ревнивы и завистливы к успехам других. Пусть у них будет хуже, зато нам вольготнее, так верно думают члены КПК, потому и формально помогли алгинцам… А у них на митинге ни оргтехники, ни трибуны и не было даже конкретных, конструктивных предложений от выступающих, кроме лозунгов. Но сегодняшних людей «на мякине не проведешь» — чай не 18-ый год.
Со стороны народа пришедшего «за дешевыми покупками» явного одобрения не ощущалось, во время проведения митингов КПК — кафе работало, можно было остограмиться или хлебануть кружку пивка для рывка. А тут тебе — слушай на голодный желудок. Отсюда и понятно, что лидеры «алги» не воспринимались людьми, поскольку ими были неузнаваемы и незнакомы. О какой такой народной партии может идти речь? Если это партия не общенародная, а скорее камерная, как музыка, для узкого круга лиц, лоббирующих свои личные интересы.
И как ни старались лидеры — «выступленцы» убедить собравшихся в том, что Казахстан тайно отдал Китаю свои лучшие земли, ораторам мало кто внемли. И погода была не та, и стимула не было. «Кудахтанье» оппозиции, которая хвалилась в своей силе, единстве и многочисленности, мало воспринималось собравшимися. Настоящих вожаков не оказалось, а кудахтанье куриц несущих пустые яйца всем порядком надоело. Надоело еще и потому что в идейной программе не были охвачены вопросы социального положения людей, незамеченными остались и многие экономические вопросы, с которыми напрямую связано благополучие жизни людей. Видимо, народная партия, только на бумаге народная… И зачем алгинцы поддержали «дезу» Алиева, только народ раздразнили, а впрочем для любителей сплетен — это «вкусная и здоровая пища». Идея Алиева, взятая за основу проведения митингов, нечто иное, как очередная пекинская утка — ее, видимо, и собирались продать народу алгинцы. И, как это НП «Алга» удалось получить разрешение на митинг. Нашей партии не разрешают, коммунисты с трудом добиваются легитимных митингов. А тут с пекинской уткой — вот тебе и пожалуйста. Одно лишь не участие в митинге оппозиционеров из других партий уже говорит о бесперспективности идей НП «Алга».
Мне, как члену оппозиционной партии и автору этой статьи, хочется обратиться к населению: — Давайте вместе обсудим и этот материал, и политическую позицию НП «Алга», и организацию самого митинга, наконец, пекинскую утку, предложенную на обед, от алгинцев. Прежде, чем, как говорят, взяться за перо, просмотрел материалы и газеты «Время», и «Экспресс-К», ряд других материалов и публикаций в интернете и — решил, нет все-таки писать стоит. Стоит ради того, чтобы пекинские утки не бороздили наше спокойное, лучезарное казахстанское небо. А уж вывод делайте вы сами, словом — приглашаю к дискуссии.

Камиль Кальянов

Рубрики:Uncategorized Метки: ,

Выбор пути … и попутчиков

Подготовка к внеочередным президентским выборам в Казахстане вступила в очередной этап. Выдвинуты и зарегистрированы кандидаты, которые собрали необходимое для регистрации количество голосов, сформулированы программы и платформы кандидатов, определены их доверенные лица. В настоящее время набирает обороты агитационная кампания.
В общем, кандидаты и их штабы, выдвинувшие их партии, заняты вполне понятными делами. В то же время не секрет, что в стране есть политические си-лы, которые в принципе против проведения выборов в настоящий момент и предпринимают всевозможные меры с тем, чтобы заполучить как можно сторонников в свои ряды.
Тут возникает сразу несколько вопросов. Во-первых, о целесообразности этих действий, которые выглядят несколько не соответствующими демократическому вектору развития страны. Во-вторых, неучастие в выборах сужает возможности этих политических структур для пропаганды своих взглядов, снижает их имидж в народных массах. В-третьих, вызывает некоторое недоумение этакая идеологическая «всеядность» тех или иных политиков, братающихся с, казалось бы непримиримыми идейными противниками.
Речь, в частности, идет о таком тандеме, как Коммунистическая партия Казахстана и незарегистрированная партия «Алга». Как известно, лидеры каждой из них заявили о своем отрицательном отношении к проведению внеочередных президентских выборов.
Причем решение не выдвигать кандидата от КПК лидер партии Г.Алдамжаров принял самолично, не посоветовавшись с широкими партийными массами. Хотя немало рядовых его однопартийцев не хотели бы бойкотировать выборы. Ведь неучастие в выборной кампании заранее отстраняет партию от политических процессов в стране, лишает ее возможностей продемонстрировать свою позицию по актуальным проблемам развития страны.
Но, видимо, не это волнует лидеров КПК. Скорее всего, их привлекает возможность еще раз «засветиться» в роли непримиримой оппозиции нынешней власти, даже при отсутствии альтернативной программы видения будущего страны. Но чего тогда стоят их стенания об отсутствии демократии в стране, если они даже этой возможностью участия в явно демократическом процессе, как выборы, не захотели воспользоваться?!
В этих условиях более предпочтительной выглядит позиция их «братьев по крови» — Коммунистической народной партии Казахстана. Они пошли на выборы, выдвинули своего кандидата, программа которого во многом альтернативна, скажем, программе Н.Назарбаева. Что ж, это их право.
Не будем сейчас гадать о результатах выборов, но, во всяком случае, КНПК сейчас получила дополнительные возможности пропагандировать свою программу, свое видение будущего развития Казахстана, а также вербовать в свои ряды новых сторонников, может быть, даже за счет разочаровавшихся членов КПК. Кроме того, участие в досрочных президентских выборах станет для КНПК хорошей подготовкой, отработкой методики участия в грядущих выборах в Парламент РК с расчетом получить там хоть какое-то количество мест.
Несколько странным выглядит и выбор КПК «попутчиков» на оппозиционной тропе. Сблокировавшись с незарегистрированной партией «Алга», КПК как бы демонстрирует свое пренебрежение даже собственными идейными установками и принципами. Ведь что ни говори, «Алга» исповедует рыночную экономику, приоритет частной собственности, «буржуазный, капиталистический» путь и так далее. А это все должно быть принципиально неприемлемо для «истинных коммунистов». Но, видимо, в данном случае политическая целесообразность оказалась выше идеологической принципиальности.
Что же их объединило? Скорее всего, общим для них является патологическое неприятие политического курса нынешнего руководства Казахстана, стремление вытеснить его и самим «поруководить» страной. Правда, вместе руководить они навряд ли смогут, так как цели у них — разные. И дружат они не по принципу «за что-то или кого-то», а «против кого-то». Как в давнишнем мультике: «А Баба Яга против!» Так что им остается одно — если нет надежды победить на выборах, то надо помешать им. Кроме того, у «Алги» есть еще один корыстный расчет: выступая в тандеме с КПК, использовать ее официальное положение зарегистрированной партии для достижения своих политических целей. А потом — «прости, дорогая, так получилось»…
Жизнь уже не раз доказывала, что в политическую дорогу нужно брать надежных, верных и проверенных попутчиков, чтобы не было потом «мучительно больно». Но, как известно, уроки истории учат тому, что люди плохо учат уроки истории…

О.Сайгакова г.Уральск, март, 2011 г.