Главная > Uncategorized > КАЗАХСТАНСКОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ПОДДЕРЖИВАЕТ ТОЛЬКО ДЕСТАБИЛИЗАТОРОВ ОБЩЕСТВЕННОГО СПОКОЙСТВИЯ

КАЗАХСТАНСКОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ПОДДЕРЖИВАЕТ ТОЛЬКО ДЕСТАБИЛИЗАТОРОВ ОБЩЕСТВЕННОГО СПОКОЙСТВИЯ

«Мы такие же, как вы, мы с вами, мы за вас!», — примерно так звучала одна из листовок предвыборной агитации ныне не существующего блока «Народовластие» на выборах в маслихаты 1999 года.
Казалось бы, довольно привлекательное название блока, более чем располагающее содержание его основного призыва.
В число лидеров блока входили Василий Иванович Шамин, Павел Михайлович Кочетков, Юрий Иванович Брехт и другие, не менее известные западно-казахстанцам, и особенно жителям города Уральска люди.
Не удивительно, что под знамёна блока, вышедшего к народу с таким лозунгом, становились простые люди, которым в тяжёлые первые постсоветские годы, как воздух, была нужна какая-то идеологическая опора.
Однако по прошествии всего нескольких лет оказалось, что люди от этой политической организации просто напросто отвернулись. Причём при этом подавляющее большинство отвернулось не от названия блока, не от его призывов, а от лидеров блока.
Люди отвернулись от этих лидеров по той причине, что со временем воочию убедились, что это – обыкновенные политические авантюристы, основной целью своей политической деятельности видевшие не чаяния простого народа, а свои личные амбициозные и материальные интересы.
Люди, привлечённые в блок многообещающим лозунгом, наблюдая за фактическими действиями лидеров, вскоре поняли, что эти лидеры совершенно не такие, как они, что они совсем не с ними, что они вовсе не за них.
К примеру, люди заметили, что, организовав достаточно противоречащие закону акции, такие как несанкционированные митинги, пикеты, никто из лидеров в момент совершения организованных ими же противозаконных акций среди участников митингов и пикетов не находился. В результате на скамье подсудимых оказывались доверчивые граждане, не подозревавшие о том, что проводимая акция является наказуемым деянием, а сами организаторы «умывали руки» и вели себя как ни в чём не бывало.
Таким образом к штрафам и другим административным наказаниям материального характера привлекались и без того нищие старушки, получали имидж незаконопослушных граждан и без того имевшие трудности с поиском пропитания безработные. А лидеры потирали руки, набирая такой ценой собственную политическую известность.
Хуже того, эти лидеры, умело пользуясь знаниями психологии молодёжи, провоцировали юношеский максимализм к действиям, за которые следовала уголовная ответственность.
Так, однажды в конце девяностых годов прошлого столетия группа молодых людей, воодушевлённая проповедями лидеров блока, ночью совершила хулиганские действия, масляной краской написав непристойные фразы политического содержания на зданиях в центре города Уральска.
Все участники этой акции понесли уголовное наказание, а лидеры блока даже не пришли на похороны одного из них, скончавшегося через год от онкозаболевания. Никакой помощи несчастная мать не получила, никаких слов публичного соболезнования не прозвучало.
Набирая таким способом политические очки, лидеры блока откровенно стремились к власти. Многие из них в период становления в Казахстане первых органов представительной власти на волне разбушевавшихся политических и социальных перемен из самых низов иерархической лестницы переместились на самый верх.
Так, в прошлом хороший токарь-фрезеровщик Уральского завода имени Ворошилова (ныне завод «Зенит») Павел Михайлович Кочетков в одночасье оказался во главе Уральского городского маслихата.
Бывший секретарь не самой значимой в городе и области партийной организации КПСС Василий Иванович Шамин получил должность руководителя аппарата городского маслихата.
Обыкновенный начальник коммунальной службы Уральского арматурного завода Юрий Иванович Брехт получил полномочия председателя комиссии маслихата, ведающей распределением всех бюджетных средств, идущих на финансирование коммунальных служб города.
Что из этого получилось, помнят не только руководители предприятий города, но и простые граждане, поверившие лидерам блока на выборах в маслихаты.
Руководители предприятий впервые столкнулись с так называемым методом откатов, когда за принятие того или иного решения комиссии приходилось оказывать внимание председателю комиссии и руководящему аппарату маслихата.
Ветераны «Коммунтеплоэнерго», городских электроснабжающих служб, водоканала, хорошо помнят ажиотажную чехарду, царящую в распределении бюджетных средств в тот период.
Совершенные непрофессионалы, каковыми были лидеры блока, пришедшие к власти, диктовали свои правила специалистам-профессионалам соответствующих отделов городского акимата, разрабатывающих схемы жизнеобеспечения города.
Во главе этих непрофессионалов стоял Павел Михайлович Кочетков. Импозантный внешний вид и достаточно надменная манера поведения этого человека, безусловно, в среде простого люда вызывала невольное почтение. Многие и не догадывались, что система жизнеобеспечения областного центра находится в руках человека, чьи знания и опыт работы весьма далеки от соответствия этой функции.
Видимо, по этой причине Павел Михайлович, уже будучи в достаточно неюношеском возрасте после пятидесяти лет, постарался и, совмещая работу исполнительного секретаря Уральского городского маслихата (по существу, глава представительной власти города) со студенческой функцией, сумел получить диплом юриста в тогда ещё только что созданной частной Академии труда и социальных отношений.
Неизвестно, как сейчас, а в то время на самом видном месте стендов в коридорах АТИСО можно было увидеть массу фотографий исполнительного секретаря Уральского городского маслихата П.М.Кочеткова, посещающего мероприятия академии. Правда, о бюджетном финансировании частного учебного заведения на этих стендах не говорилось ничего.
Стремление к власти у лидеров блока явственно проглядывалось во многих их действиях. Причём, было видно, что рамки местной представительной власти им уже казались тесными, и они замахнулись в планах на власть в Парламенте.
Замахнулись для некоторых людей, имевших несчастье им противостоять, в прямом смысле смертельно.
В тот период Закон о выборах в РК был несколько иным.
При выборах в Сенат, так же, как и сейчас, участвовали только депутаты маслихатов всех уровней. Но, в отличие от нынешних норм этого закона, на процедуре выборов должно было присутствовать простое большинство (не менее половина плюс один) обязательно от каждого маслихата.
Этим и попытались воспользоваться лидеры блока, решившие провести в Сенат на выборах Юрия Брехта. Но в период поездок по районам выяснилось, что абсолютное большинство депутатов всех маслихатов области высказывали своё предпочтение другой кандидатуре – уважаемому среди сельского населения Балдину.
И тогда, желая реваншировать за это предпочтение, лидеры блока устроили настоящую травлю кандидату Балдину.
В Уральском городском маслихате депутатов от «Народовластия» в то время было ровно половина от общего количества депутатов.
Лидеры этим воспользовались. Павел Михайлович Кочетков, Юрий Брехт и Василий Иванович Шамин организовали внезапный бойкот выборов сенатора. В день проведения выборов они собрали всех своих депутатов-народовластцев в кабинете Кочеткова, заперли дверь и отключили городской телефон. Сотовых телефонов тогда ещё не было.
На выборы прибыли депутаты со всей области, люди бросили домашнее хозяйство и съехались из самых отдалённых уголков области. Городских депутатов явилось ровно половина, для квоты нужен был всего один депутат. Из-за недостаточности квоты депутатов городского маслихата выборы в Сенат могли быть сорваны
Районные депутаты сидели в зале почти четыре часа, пока с бойкотёрами велись безрезультатные переговоры. Лидеры «Народовластия» игнорировали все доводы, им было безразлично мнение их коллег-депутатов из всех маслихатов области.
Положение спасло как раз то, что Кочетков и его единомышленники, опасаясь влияния на рядовых депутатов, заперли двери и отключили телефоны.
Один депутат из их группы в это время был в отъезде и о бойкоте не знал. Приехав как раз в день выборов, он попытался связаться с ними по телефону, телефон не отвечает.
Он пришёл узнать, что такое, в маслихат, ему сказали, что идут выборы сенатора. Он пришёл в помещение выборов, зарегистрировался, и выборы начались.
Узнав от своих сообщников, что бойкот не удался, Кочетков вывел из заточения и привёл в зал, где проводилась процедура выборов, свою группу, и против Балдина было организовано полное эмоциональных нападок выступление.
Человек не очень молодого возраста Балдин, едва перенёс это совершенно не заслуженное им публичное унижение. Сенатором он был выбран, но после этого дня, видимо, перенеся инсульт или инфаркт, заболел и вскоре скончался.
Ценой этой жертвы был изменён Закон о выборах, и в последующем политические истязатели не могли пользоваться изобретённым ими орудием подавления личности.
На имидже Павла Кочеткова, Василия Шамина и Юрия Брехта появилась чёрная отметина. Больше ни на одних выборах в маслихаты эти люди, сколько бы ни выставляли свои кандидатуры, не проходили.
Мало этого, помня о тяжёлой картине политического уничтожения, когда бедный Балдин в зале был то бледным, то серым, а против него не прекращалось нападение кочетковцев, простые люди, и не только они, получили чёткое убеждение, что Павел Кочетков и идущие с ним люди заведомо готовы на все способы достижения личной власти. Видимо, по этой причине все дальнейшие выборные политические акции с участием Павла Михайловича Кочеткова с треском проваливались.
Так было в период президентских выборов 2005 года, так было на всех последующих парламентских выборах и выборах в маслихаты.
Люди не забыли и не простили, что уважаемого человека эти люди довели до смертельного приступа, и прямо отворачивались от всех политических и общественных движений, так или иначе связанных с именем Павла Кочеткова, Василия Шамина и Юрия Брехта.
Убедившись, что в выборные органы власти ему не пройти, Кочетков каким-то образом сумел получить должность руководителя Западно-Казахстанского отделения Казахстанского бюро по правам человека.
Но и в этой ипостаси Павел Кочетков не получил должного признания народных масс. Не получил по той простой причине, что люди увидели: к Кочеткову обращаться за защитой своих прав человеку, не настроенному активно выступать против действующей власти, бесполезно.
Слишком часто сироты, потерявшие жильё, безработные, просящие содействия в получении работы, молодёжь, ждущая помощи в получении образования, обратившиеся к Кочеткову, получали явные отписки с предложением обращаться то в суд, то в акимат, то ещё куда-нибудь.
Сам же Кочетков неизменно выполняет функцию правозащитника в большинстве случаев только в интересах тех, кто организовывает дестабилизирующие социальное спокойствие акции. В большинстве случаев это оказываются шаминская партийная организация КПК, ислямовская группа «жёлтой прессы» местной газеты «Уральская неделя» и общественное объединение «Алга», неизменно почему-то именующее себя незарегистрированной партией.
При чём здесь орган Международного бюро по правам человека — Казахстанское бюро по правам человека, гражданам совершенно непонятно. Получается, что известная международная правозащитная организация в Западно-Казахстанской области выступает всего лишь как один из инструментов юридической и правовой поддержки казахстанской радикальной оппозиции и служит достижению дестабилизации в обществе, что является явным признаком вмешательства международной организации во внутренние дела государства.

Реклама
  1. Комментариев нет.
  1. No trackbacks yet.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: